Арт-гид к роману “Sacré Blue

Издание на русском: Эксмо, ноябрь 2013

Перевод Максима Немцова

Пять. Господа с краской под ногтями

Он бы вообще их не заметил в толпе, собравшейся, чтобы попасть в palais, но у женщины на шляпке была густая вуаль из испанского кружева, и от этого она выглядела призраком на белых макадамовых дорожках под мраморным фасадом дворца.

Эдуар Мане. «Берт Моризо с веером», 1872

— Полотна отверженных, — проговорил Писсарро, и на сей раз в карибскую мелодичность голоса его вкралась нота отчаяния.

Камилль Писсарро и его жена Жюли Веллей в Понтуазе, 1877

Они втянулись во дворец вместе с колонной зрителей…

Эдуар Мане. «Музыка в саду Тюильри», 1862

Широкоплечий, узкобедрый, светлую бородку постригал согласно последней моде.

Эдуар Мане. «Автопортрет с палитрой»

— Прошу прощения, месье Мане, — сказал высокий. — Меня зовут Фредерик Базилль, а это мои друзья…

Пьер-Огюст Ренуар. «Портрет Фредерика Базилля», 1867

— Художник Моне, — представился юноша с кружевными манжетами. При этом он щелкнул каблуками и чуть поклонился. — Честь для меня, сударь.

Пьер-Огюст Ренуар. «Портрет Клода Моне», ок. 1875

— Ренуар, — назвался худой субъект, пожав плечами.

Пьер-Огюст Ренуар. «Автопортрет», 1876

— Быть может, мы наткнулись на них перед купанием, — сказал Мане. — Мотив это классический, мадам.

Джорджоне. «Сельский концерт», 1508-1520

— И мне вот показалось, что позы знакомые, — сказал Базилль. — Я видел в Лувре гравюру с картины.

Маркантонио Раймонди. «Суд Париса» (гравюра, вероятно, по рисунку Рафаэля), ок. 1515-1516

— В общем, она сухая, — сказала женщина. — На картине — никакие не купальщики. По мне, так она решает, с кем из этих двоих сейчас пойдет куролесить в кущах.

Эдуар Мане. «Завтрак на траве», 1863

— Быть может, я назову ее «Завтрак на траве», — произнес Мане. — Раз уж я забыл, что натурщицу надо писать мокрой.

Анри Фантен-Латур. «Портрет Эдуара Мане», 1867

— Уистлер, — окликнул он его. — Как матушка?

Анри Фантен-Латур. «Посвящение Делакруа», 1864

Костлявый и темноволосый, почти ровесник Мане; в глаза бросалась гигантская канонерка усов — она раскачивалась на верхней губе, а монокль над усами напоминал латунный иллюминатор такого же военного корабля.

Джеймс Эббот Макнилл Уистлер. «Аранжировка в золотом и коричневом. Автопортрет»

— Ах, матушка, — по-английски ответил Уистлер. — Она — аранжировка в сером и черном. Ее неодобрение тенью накрывает весь океан. А твоя?

Джеймс Эббот Макнилл Уистлер. «Аранжировка в сером и черном. Мать художника», 1871

— Моя «Белая девушка». Ее отвергли и Салон, и Лондонская академия. Ее зовут Джо Хиффернэн, — ответил Уистлер.

Джеймс Эббот Макнилл Уистлер. «Уоппинг-на-Темзе», 1860–1864

— Ирландская ведьма, а кожа — что молоко. Для женщины очень смышленая, а душа глубокая, как колодец.

Джеймс Эббот Макнилл Уистлер. «Симфония в белом № 1», 1862